Главная

yandex

rambler

google

Крепости Керчи

Гостевая книга ( P )

Обратная связь

 

История католицизма


 

 

 

Полный текст Совместной декларации патриарха всея Руси и папы Римского.

 

Читать

 

Патриарх Кирилл и Папа римский Франциск приняли совместную декларацию по итогам встречи в Гаване.

 

Программа Романа Бабаяна Право Голоса.  Тема передачи:

Россия — Запад: шаг навстречу.

 

 

 

Папа Римский Франциск стал «человеком 2013 года» по версии журнала Time

 

Папа Римский Франциск может отречься от престола.

 

 

Подробнее

 

 

Подробнее

 

Закрытый мир Ватикана (2011).

 

 

Тайны Ватикана.

 

Подробнее

 

Территория заблуждений.

 

Документальный проект. Великие тайны Ватикана.

 

Запретные тайны Ватикана. Сенсационные находки археологов.

 

 

«Ватикан или Содом?»

 

Ватикан призвал относиться к гомосексуалистам и нетрадиционным парам с большим уважением. Такие союзы, по мнению священнослужителей, имеют «положительные аспекты». Но в условиях развала института семьи и брака гомосексуальные тенденции усиливаются. К чему приведёт падение нравов и свобода нравственных ориентиров и идеалов? Ждёт ли подобная участь остальные развитые страны?

 

Подробнее

 

Ватикан признан самой пьющей страной в мире.

 

24195.jpg

 

Согласно исследованиям ученых Калифорнийского Института вин , Ватикан стал лидером по потреблению вина. По статистике, каждый житель страны в среднем выпивает 74 л. вина в год. Это почти вдвое больше, чем в Италии (37,6 л.) или Швейцарии (38 л.).
Есть версия, что потребление вина в таких количествах связана с его использованием при проведении литургических церемоний. Возможно, это объясняется тем, что население страны состоит в основном из мужчин пожилого возраста.
Калифорнийские же исследователи объясняют феномен тем, что налог на продажу вина в ватиканских магазинах много ниже, чем в соседних странах.

 

С сайта: http://kapital-rus.ru/news/news_vatikan_priznan_samoj_pyuschej_stranoj_v_mire/

 

 

СПИСОК РИМСКИХ ПАП И АНТИПАП

 

 

ПРОЦЕНТНОЕ СООТНОШЕНИЕ КАТОЛИКОВ В МИРЕ

 

 

 

 

 

ВСТРЕЧИ ПЕРВЫХ ЛИЦ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО РУКОВОДСТВОМ ВАТИКАНА.

 

РОССИЙСКИЙ ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ-I

 

ПАПА РИМСКИЙ ПИЙ-VII

 

 

РОССИЙСКИЙ ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ - I

 

ПАПА РИМСКИЙ ГРИГОРИЙ - XIII

 

 

ВСТРЕЧИ ПАПЫ РИМСКОГО ИОАННА ПАВЛА ВТОРОГО С ПРЕЗИДЕНТОМ СССР М.С. ГОРБАЧЁВЫМ И ПРЕЗИДЕНТАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н. ЕЛЬЦИНЫМ В.В. ПУТИНЫМ.

 

 

 

ПАПА РИМСКИЙ БЕНЕДИКТ XVI И В.В. ПУТИН.

 

ПАПА РИМСКИЙ ФРАНЦИСК И ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ В.В. ПУТИН.

 

 

11.06.2015. Встреча Владимира Путина с Папой Римским Франциском.

 

1385645857_0.jpg

 

 


   Католицизм возник одновременно с православием в результате раскола официального христианства на две ветви. Раскол произошёл в период времени с 60-х гг. IX. в. до 50-х гг. XI в.

   В результате раскола в Западной Европе возникла конфессия, которую её последователи стали называть католицизмом (от греческого "католикос" - "всеобщий", "вселенский").

   В предыстории католицизма было одно очень важное событие, которое существенным образом повлияло на его последующую историю. В 756 г. король франков Пипин Короткий (так его прозвали за маленький рост: 1 метр 37 сантиметров) подарил папе Стефану III часть земель в Италии вместе с городом Римом. Так возникло папское государство.

   Первая веха в истории католицизма — 1095 год. В этом году папа Урбан II призвал верующих к крестовым походам на Восток. Под Востоком имелись в виду Палестина и Северная Африка, которые находились в то время во власти арабов-мусульман. Этот призыв открыл целую серию крестовых походов. Первый начался уже в следующем году после призыва (в 1096 г.), последний, восьмой, закончился в 1270 году. Всего крестовые походы на Восток продолжались 175 лет. Каковы их причины? По словам служителей культа, причиной было стремление христиан освободить от "неверных" (мусульман) "святую землю" (Палестину) и "гроб Господен" (Иерусалим). По словам историков, причиной было стремление светских и духовных феодалов увеличить свои богатства за счёт захвата земель и имущества, принадлежащих мусульманам. Чем закончились крестовые походы? В течение первых шести походов (с 1096 по 1229 год) "крестоносцы" (так называли участников крестовых походов за кресты, нашитые или вышитые на их плащах) завоевали Палестину, а в течение двух последних (с 1248 по 1270 год) всё завоёванное потеряли.

   Все крестовые походы несли людям беду: разрушения, слёзы, кровь, смерть. Но самую большую беду народам Европы принёс четвёртый крестовый поход. В 1202 году крестоносцы отправились морским путём в Палестину, но затем, изменив маршрут, высадились у города Константинополя, столицы Византии и духовного центра православных христиан. В 1204 г. крестоносцы штурмом овладели Константинополем. Христиане-католики обнажили меч против христиан-православных. Главный город православных христиан был христианами-католиками разрушен, разграблен, залит потоками крови. Из итогов крестовых походов все разумные люди и, в первую очередь, сами католики извлекли суровый исторический урок: никакая религиозная идея не может оправдать грабежи и убийства. Религия должна нести людям мир и покой, а не слёзы и кровь.

   Вторая веха в истории католицизма — 1229 год . В этом году папа Григорий IX издал буллу (указ) об учреждении инквизиции. Слово "инквизиция" в переводе с латыни означает "розыск". Так назвали особый церковный суд, созданный для борьбы с еретиками (греческое слово "ересь" буквально означает "отбор", "учение", "школа", а по смыслу — "ложное учение"). Еретиками называли тех же христиан, но мыслящих иначе, чем руководство католической церкви. В булле было дано приказание арестовывать еретиков, пытать их, предавать смерти, а их имущество конфисковывать в пользу церкви. Пытки и мучительная смерть (часто через сожжение на костре) — таково было крайнее выражение религиозного фанатизма в средние века. Инквизиция функционировала около 600 лет. Инквизиция в Европе была упразднена в 1808 году, в Америке — в 1826 г.

   В застенках инквизиции тем или иным способом было замучено более 500 тысяч человек. По подсчётам исследователей, в одной Испании за 327 лет (с 1481 г. по 1808 г.) от инквизиции пострадало около 300 тысяч человек (точно: 288 214 человек), из них около 35 тысяч (точно: 34 658 человек) были живьём сожжены на костре . Людей живьём сжигали на костре только за то, что они о Боге, загробной жизни и других сверхъестественных явлениях думали не так, как об этом же думали руководители католической церкви.

   Третья веха — 1484 год. В этом году папа Иннокентий-VIII издал буллу (грамоту, содержащую определённые распоряжения) о преследовании ведьм. Этот документ провозгласил идею, что женщины могут быть ведьмами и требовал выявлять ведьм и предавать их суду инквизиции. От этой буллы в языки всех народов вошло выражение "охота на ведьм". Под "охотой на ведьм" подразумевается преследование невинных людей, которые по тем или иным причинам не нравятся людям, имеющим власть. С конца XV века по конец XVII века (когда действие буллы было прекращено) около 100 тысяч женщин, объявленных "ведьмами", погибли в застенках инквизиции. которую назвали Реформацией. В результате Реформации от католицизма отделилось особое религиозное направление, которое стали называть протестантизмом. Подробно об этом мы расскажем в следующей главе.

   Четвёртая веха — 1559 год. В этом году по распоряжению папы Павла IV был издан первый в истории католицизма список запрещённых книг. Слово "список" по-латыни звучит как "индекс". В дальнейшем такие списки, которые регулярно переиздавались, стали называть просто "индексами". Верующим категорически запрещалось читать книги, включённые в индекс. В частности, запрещалось читать сочинения Коперника, Бруно, Галилея, Вольтера, Дидро, Руссо, Стендаля, Гюго, Бальзака, Франса, Гейне и многих других учёных, философов и писателей. Был занесён в индекс и роман Л.Н.Толстого "Воскресение". Индекс переиздавался более 100 раз. Последнее его издание вышло в 1966 году. Дальнейшее издание индексов и действие прежних индексов по распоряжению папы Павла VI было прекращено.

   Пятая веха — 1572 год. В этом году в ночь на 24 августа по благословению папы Григория-ХIII в Париже произошло массовое убийство кальвинистов (их тогда во Франции называли "гугенотами") католиками. Ночь на 24 августа, как и день, у католиков посвящены памяти святого Варфоломея. Поэтому эту ночь стали называть Варфоломеевской ночью. В течение нескольких часов в Париже было убито более двух тысяч человек. Резня продолжалась в масштабах всей Франции две недели. Всего погибло около 30 тысяч кальвинистов. Трагические события той ночи хорошо описаны в романе французского писателя Проспера Мериме "Хроника времён Карла IX".

   Шестая веха — 1870 год. В этом году при папе Пие IX было ликвидировано папское государство. В сентябре 1870 года итальянские войска под командованием Гарибальди штурмом взяли Рим. Это была прогрессивная акция, которая способствовала объединению Италии, её экономическому и политическому развитию. Пий IX обиделся, закрылся в Ватиканском дворце и объявил себя Ватиканским узником. Он поклялся, что не выйдет из дворца, пока ему не вернут светскую власть. Он так и умер в этом дворце в 1878 году. И последующие три папы не выходили из дворца: Лев ХIII (1878-1903 гг.), Пий Х (1903-1914 гг.) и Бенедикт XV (1914-1922 гг.). И только при папе Пие XI папы вышли из добровольного заточения.

   Седьмая веха — 1929 год. В этом году был заключён договор между папой Пием-XI и главой итальянского государства Муссолини о восстановлении светской власти папы. Папе была выделена часть Рима. Эту часть города обнесли высокой стеной и назвали городом-государством Ватиканом.

   В настоящее время католицизм является доминирующей конфессией в Италии, Испании, Португалии, Франции, Бельгии, Австрии, на Филиппинах и в латиноамериканских странах, и преобладающей в Польше, Венгрии, Чехии и Словакии. Последователи католицизма имеются в Германии (около 45% населения), в странах Балтии (главным образом в Литве и частично в Латвии), а также в западных областях Белоруссии и Украины.

ИНКВИЗИЦИЯ

Здесь читайте книгу: "ИНКВИЗИЦИЯ".

 

 

molot.png

 

Подробнее

 

Галилей перед Римской инквизицией

ОРУДИЯ ПЫТОК ИНКВИЗИЦИИ.

 

Смотреть



   Решающую роль в борьбе с еретиками сыграл институт епископской инквизиции. Папская булла от 1184 г. предусматривает помощь светской власти постановление, с которым соглашается Барбаросса. Смертная казнь не упоминается. Страшной была участь еретиков в альбигойских войнах 1209-1218 гг. Вскоре после этого (1229 г.) на одном из соборов в Тулузе епископская инквизиция получает свою окончательную форму: епископ должен был приказывать разыскивать еретиков и, если они изобличены и упорствуют, передавать их представителям светской власти.

   Григорий-IX преобразовал этот институт в папскую инквизицию, сделав ее постоянным учреждением и подчинил непосредственно Св. Престолу. Инквизиторами назначались доминиканцы. Надо было случиться тому, что Григорий, а затем Иннокентий-IV усвоили себе соответствующее распоряжение Фридриха-II. Подобающим наказанием для упорствующих еретиков была решительно определена смертная казнь, которая должна была совершаться руками светской власти. Иннокентий-IV в 1252 г. разрешил применение пыток при судопроизводстве.

   Полная формально-юридическая трактовка следственного материала органами Церкви может только насторожить. Здесь явно видны первые шаги пагубного отступления церковного сознания от евангельской проповеди. Многозначительная деталь ­ назначение инквизиторами именно доминиканцев; ведь специальной задачей нового ордена было обращение еретиков.

   С другой стороны, нужно подчеркнуть, что эта задача воспринималась с полной серьезностью, т. е. Церковь не ограничивалась негативной реакцией; напротив, она искала позитивного преодоления опасности путем возвращения заблуждающихся в лоно Церкви при помощи нищенствующих орденов.

   Инквизиция была страшным учреждением. Много невинной крови было пролито ею, много жестокостей ею совершено. Она не годилась для того, чтобы осознать подлинное положение дел, так применяла пытки, и не была специально ориентирована на изменение образа мыслей подследственных (это не в последнюю очередь подтверждают сами инквизиторы тем, сколь сильно они не доверяли вынужденным отречениям); не была инквизиция и выражением христианского духа, как бы мало права мы ни имели сомневаться в серьезности веры отдельных ее представителей.

   Неисторично также ставить одной только Церкви в вину связанные с инквизицией злоупотребления. Здесь равно "виновны" и представления той эпохи, во многом еще грубые, и, конечно, жизненно важная связь религиозного и государственного начал; однако нужно со всей настойчивостью подчеркнуть, что здесь выражено также высокое понятие об истинной вере: она — высшее благо на земле, несравнимое – ни с чем, особенно с телесной жизнью. Инквизиция и обычай сожжения еретиков были поэтому уничтожены не реформаторами (которые, напротив, их одобряли), но Просвещением XVIII в.

   От папской инквизиции следует отличать более позднюю испанскую (основанную в 1481 г.), которая по своему происхождению и структуре была прежде всего государственным учреждением, за которое Церковь, конечно, также несет свою долю ответственности.

   Сначала удалось насильственно подавить все зарождающиеся еретические движения как явления общественной жизни. Но яд ереси отнюдь не был уничтожен. Ересь стала подпольным движением.

   В Германии после убийства Конрада из Марбурга (1233 г.), посланного туда впервые для суда над еретиками, папская инквизиция отступила, и только в XIV в., когда умножаются процессы над ведьмами и колдунами, она начинает иметь здесь значение.

 

521722.jpg

БОРДЖИА.

 

Многосерийный скандальный сериал.

 

С сайта: http://zserials.tv/zarubezhnye/the-borgias.php

 

БОРДЖИА.

 

Второй сезон.

 

БОРДЖИА.

 

Третий сезон.

 

 

ЧЕСТНАЯ КУРТИЗАНКА.

 

Фильм о средневековой Венеции, где ярко показан суд инквизиции.

 

084049b9d21b9fb02ffc78d37ad.jpg

 


КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

 


   С григорианской реформой христианско-церковное сознание Запада пробуждается в полную силу. В фигуре Григория VII, властвовавшего над своей эпохой и определившего ее, это сознание достигло вершины церковной жизни. Теперь же оно, в силу своего внутреннего импульса, начало порождать великие свершения во всех областях жизни: служение идее крестовых походов сплотило и объединило вокруг себя рыцарское общество; одновременно св. Бернар формирует новый тип личной набожности как результат обновленного монашеского идеала цистерцианцев; западный гений начинает широко претворять полноту и гармонию церковно-христианского достояния в формы ранней схоластики и ранней готики. Все это возвещает эпоху расцвета средневековья.

   1. В крестоносном движении объединяются силы универсального папства и значительной части западноевропейского рыцарства. Вся Европа охвачена подъемом в служении великой идее.

   а) Западноевропейская религиозность наряду с обычным почитанием реликвий (и в тесной связи с ним) очень рано стала проявлять себя в стремлении к Святой земле. В XI в. паломничества туда участились. Но если прежде, несмотря на магометанское владычество (гос­подство арабов с 637 г.), паломники и палестинские христиане почти не подвергались притеснениям, то теперь стали звучать серьезные жалобы. В 1071 г. Иерусалим был завоеван тюрками-сельджуками. В то самое время, как магометане были вытеснены из Сицилии Рожером, сыном Роберта Гвискара, а испанская Реконкиста завершилась победой над маврами при Толедо (1085 г.), натиск врагов на Константинополь стал весьма силен, что, казалось, застави­ло забыть о роковом разрыве между Восточной и Западной Церквя­ми: к Латинской Церкви пришел призыв о помощи от византийского императора Алексея I (1081-1118; в то время он был разрешен от отлучения). Пробужденное реформой религиозное чувство, так же как и победоносно продемонстрированное Григорием VII сознание силы Церкви, восприняло эту ситуацию как позор. Христианам закрыт доступ в святые места: это взволновало весь За­пад. И это ставило военную задачу. Казалось бы, ее решение должно было безусловно стать делом императора. Но не стало. Ничто не обна­руживает изменения ситуации и не демонстрирует с такой очевидно­стью истинные силы, направляющие и оживляющие Запад, как то обстоятельство, что вождем крестоносного движения стал папа.

  б) Папа Урбан-II (1088-1099), до того — великий приор Клюни, второй преемник Григория VII, хотел продолжить программу кресто­вых походов. Это удалось ему, когда Генрих IV, отлученный от Церкви, вследствие возвышения своего сына и непомерных претензий его (разведенной) жены сделался политически бессильным.

   На Соборе в Пьяченце 1095 г. Запад принял просьбу восточноримского императора о помощи. На Соборе в Клермоне (1098 г.), где сно­ва шла речь об инвеституре, симонии и безбрачии священников, и где Treuga Dei (Божье перемирие, запрет войны на определенные периоды и дни) была объявлена общецерковным законом, папская инициатива, привлекающая внимание всех христиан к идее защи­ты святых мест на Востоке, смогла стать неоспоримо главенствующей на всем Западе. В страстной речи папа призвал к «крестовому походу» (Выражения "крестовый поход" и "крестоносец" не были известны латыни XI и XII вв. Тогда говорили: поход в Иерусалим, паломничество ко Гробу Господню, "рыцари-крестоносцы" именуются: воины Христовы, иерусалимцы, народ Божий. Впоследствии "крестовыми походами" стали называться и военные походы против еретиков (катаров, гуситов) для освобождения Святой земли из рук неверных. «Поход, — провозгласил папа, — станет искуплением грехов христианского мира, осквернившего себя грабежами, убийствами и насилием». Это было великой переориентацией ложно направленных естественных побуж­дений на нечто более высокое. Кроме того, предложив народам одну общую цель и одного общего врага, крестоносное движение стало и делом достижения или дальнейшего укрепления единства всего христианского Запада. Урбан обещал полное отпущение грехов (полное освобождение от всех еще не выполненных епитимий за исповеданные грехи). Призыв, который несли из города в город папские легаты (епископ при войске Адемар из Пюи) и народные проповедники (такие как Петр Амьенский, который в этом великом движении представлял более спиритуалистическое начало), встречал везде, как и в Клермоне, невиданный отклик.

   2. а) Папа назначил командующего первого войска, т. е. взял на себя функции императора, поскольку Генрих IV и Филипп Француз­ский были в то время отлучены от Церкви (Филипп за брачную сделку). К сожалению, приготовления к походу были совершенно неудов­летворительны; все было невероятно плохо организовано (было указано только общее место встречи, а все детали участникам предоставлялось решать самостоятельно). Первыми выступили крестьяне; многие из них погибли в дороге, успев перед тем учинить кровавые еврейские погромы на своем пути через прирейнскую область. Только часть крестоносцев, возглавляемая Петром Амьенским, добралась до Малой Азии, но была там уничтожена сельджуками.

   Рыцари достигли Константинополя (где принесли императору Алексею вассальную присягу). К сожалению, современные источники не оставляют ни малейшего сомнения в том, что завоеватели Гроба Господня пролили при взятии Иерусалима (в июле 1099 г.) реки невинной крови; когда дело касалось «неверных», они не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. Конечно, кроме жестоких убийств и грабежей, источники свидетельствуют и о делах благочестия, покаяния и сильной веры. Однако эти рассказы настолько недифференцированны, что трудно установить, следовало ли за грабежом и убийством внутреннее обращение и насколько глубоким оно было.

   В Иерусалиме правителем был избран Готфрид Бульонский. Уже до этого по пути через Малую Азию были основаны государства крестоносцев в Эдессе и Антиохии. Позднее образовалось Триполи. Все они просуществовали очень недолго.

   б) Таким образом. Первый крестовый поход имел и некоторые политические результаты, но очень кратковременные. Это относится ко всем крестовым походам вообще. После крушения в 1101 г. первой крупной попытки было предпринято, уже в середине века, новое наступление. Проповедником крестового похода стал тогда самый блестящий человек Запада, Бернард Клервоский. В походе приняла участие поистине вся Европа под военным руководством Людовика VII Французского и Конрада II Немецкого. Правда, последний принял участие только после того, как под моральным давлением ревностно­го клервоского аббата преодолел серьезные сомнения, оказавшиеся в конечном счете справедливыми: Второй крестовый поход обернулся ужасной катастрофой.

   Завоевание Иерусалима султаном Саладином в 1187 г. послужило поводом для Третьего крестового похода, возглавленного Фридрихом Барбароссой, Филиппом Августом и Ричардом Львиное сердце; это было грандиозное, но в сущности бесплодное начинание. Четвертый поход, начатый по призыву великого папы Иннокентия III, привел вопреки его желанию к захвату Константинополя. Особенно прискорб-но то, что в этом походе большую роль играли в первую очередь тор-говые интересы Венецианской республики. Крестоносцы прежде всего ввязались в распри внутри византийской династии и вернули на пре-стол свергнутого и ослепленного своим братом Исаака Ангела (тестя Филиппа Швабского). Затем, после убийства его и его сына, латиня-не, возглавляемые Балдуином Фландрским безрассудно основали так называемую Латинскую империю. Это полностью разрушило надежды папы на объединение с греками.

   Наиболее удачливым оказался Фридрих II; он в 1228 г., как отлученный папой от Церкви, сумел путем переговоров получить Иерусалим, где в 1229 г. возложил на себя королевскую корону.

   Походы 1250 и 1270 гг., возглавленные королем Людовиком IX Французским, принесли ему плен и (в Тунисе) смерть.

Между тем, еще в 1212 г. разыгралась трагедия так называемого Крестового похода детей, когда множество маленьких французов и немцев погибло на пути в Святую землю.

   После чудовищно опустошительной войны, длившейся два столетия, Акка, многократно завоеванная и теперь окончательно потерянная, последний оплот христиан на Востоке, вернулась в руки мусуль-ман. Состоявшееся наконец прямое выступление против ислама потерпело крах. Тем не менее, крестовые походы, выразившие сущность средневековой эпохи и оказавшие в свою очередь сильнейшее влияние на Запад, относятся к важнейшим событиям средневековой истории.

   3. Хотя возникновению крестовых походов содействовал целый ряд причин светского и политического характера, их следует рассматривать как религиозное проявление церковного универсализма.

   а) О религиозном характере крестовых походов недвусмысленно говорит история возникновения, продолжительность и отчасти сам ход событий столь мас­сового движения. Утверждать, что крестовые походы обязаны своим происхож­дением стремлению пап распространить свою власть на Восток, означает отрицать (1) факты и (2) психологические предпосылки человеческих поступков. Хотя идея владычества и признается одной из определяющих для программы папства этой эпохи, но она представляла собой — в особенности в XI-XII вв. — религиозно-церковный идеал, а не категорию политической власти. Никогда не могла бы одна лишь идея власти два столетия подряд заставлять бесчисленное множество представителей самых разных народов, — которыми (из-за сложностей коммуникации) едва ли было возможно управлять приказами из центра, — уходить из родного дома на чужбину. Такое воодушевление могло быть порождено лишь религиозным идеалом. (3) Крестоносное движение не смогло утвердиться, потому что несмотря на весь свой поистине невообразимый религиозный порыв оно было слишком плохо организовано; оно угасло вследствие утраты внутренних сил, ког­да средневековое религиозное воодушевление с наступлением XIV в. стало осла­бевать, и по мере того, как в крестовых походах стали выдвигаться на передний план политические цели.

   (4) Если не считать начального периода, то религиозное ядро с особой очевидностью обнаруживается у св. Бернарда: утрата Святой земли потрясла человече­ство; крестовый поход — это знак необычайного милосердия Божия, обративше­гося к грешному человечеству с предложением сражаться за Него и этим освобо­диться от грехов. Несомненно, это утверждение св. Бернарда, как и его нереали­стичное обещание победы (выраженное при этом в самой непререкаемой форме!) ставят нас перед феноменом «вдохновенного» пророчества, до конца не постижимого рационально; то же можно сказать и о мужественной реакции св. Бернарда на те чудовищные страдания, которые принес народам проповеданный им неудачный крестовый поход, реакции, излившейся в потрясающем восклицании «Да будут благословенны все Твои суды. Господи».

   б) Несомненно, крестовые походы раскрывают нам с новой стороны, насколько сильно в средневековую эпоху духовное начало пронизывало светское и скольки­ми религиозными проблемами это было отягощено. Запад стал теперь в определенном смысле слова единым целым и природа этого единства была христианско-церковной; тем самым любое деяние, совершаемое внутри этого организма — христианского Запада, оказывается имеющим отношение к делу спасения. Вслед­ствие этого стали считать, что любое военное действие, совершаемое на пользу христианского мира, служит достижению блаженства. В призывах к выступле­нию против славян эта борьба называется помощью «страждущей Церкви» и «войной Христовой», совершаемыми ради «спасения души», т. е. даже чисто колонизаторская деятельность приобретает религиозную ценность (ее соотносят непосредственно с Мф 19, 27 и содержащимся там вопросом Петра). Несколько позже походы в восточные германские области стали приравниваться по своему искупительному действию к крестовым походам в Палестину.

   в) Вместе с тем здесь мы должны решительно поставить вопрос о природе этого столь восхваляемого религиозного явления. Необходи­мо строжайшим образом отличать самосознание той эпохи, о котором мы уже не раз слышали, от оценки, исходящей из Евангелия.

   аа) Для современников крестовые походы были «божественным», а отнюдь не человеческим предприятием. Следуя ветхозаветным пред­ставлениям, крестоносцы отождествляли себя с «избранным народом», а своих вождей сравнивали с Моисеем и Аароном. Сколь бы стран­ным нам это ни казалось, крестоносцы понимали свое решение как подлинное и непосредственное несение креста. Погибающий в свя­щенной войне умирает как Свидетель Христа и может рассчитывать на славу мученика. Кроме того, движение жило также и идеей миссионерства: сокрушить последний оплот власти дьявола и безбо­жия, чтобы «Царство Божие и Церковь» объяли весь мир.

   бб) В реальности все крестовые походы были отягощены тяжелей­шей проблемой специфически средневековой религиозности: чрезмер­ным переплетением религиозного начала с материальным и светс­ким. Мы уже говорили об этом.

   Более того: существует постоянный конфликт и даже непримири­мое противоречие между религией любви и Распятого и попытками распространять эту религию средствами внешней силы и даже меча. С сожалением следует признать, что крестовые походы явили собой «самые кровавые и жестокие войны средневековья», сражение, которое по современным понятиям можно было бы назвать мировой вой­ной, которая охватила почти всю Европу, большею часть Западной Азии и частично Северную Африку. Священная война христианских народов стала аналогом священной войны ислама. «Ненависть к врагам веры практически не только не осуждалась, но даже поощрялась духовенством... Все были полны энтузиазма проливать кровь врагов при выполнении своей задачи... Идея заслужить Небо кровавыми убий­ствами» была широко распространена (v. Ruville).

   Столь явное извращение христианских ценностей вошло в программу церковного руководства. То, что мы вынуждены признать одним из проявлений папской власти, возлагает на пап той поры тяжелую от­ветственность перед историей за искажения в возрастании Царства Божия. Перед нами те же недостатки, которые мы вынуждены были констатировать в средневековом папском идеале при всем его вели­чии и исторической силе. Крестоносное движение, руководимое и вдохновляемое папами, страдает от такого же внутреннего разложе­ния. Если прежде носителями «миссионерского меча» были короли и императоры, то теперь сама Церковь, откровенно наступательно зах­ватившая право на меч («gladius materialis»), претендует на «право на кровопролитие».

   Здесь сказались и чрезмерные требования рыцарского идеала с его преувеличенной оценкой физической силы (Huizinga). Самые разно­образные светские (и часто далеко не благородные) мотивы также с самого начала оказывали влияние, которое впоследствии стало пуга­юще сильным. Из-за этого четвертый поход фактически превратился в отвратительное извращение великой идеи крестовых походов. На­званные искажения, жертвами которых неоднократно становились восточные христиане, немало способствовали тому, что антипатия восточного христианства к западному возросла и церковный разрыв остался доныне неисцелимым.

   С этой точки зрения, не столько провал крестовых походов был вызван политическими и стратегическими ошибками или упадком религиозного рвения, сколько внутренняя ослабленность была следствием объективной необходимости: духовный христианский идеал крестовых походов был нежизнеспособен сам по себе. «Крестный путь с мечом в руке» под руководством иерархии страдает внутренним противоречием, в которое люди вследствие заблуждения могли впасть и при самых лучших намерениях, но к которому мы не должны отно­ситься легкомысленно. Попытка построить «Regnum Christi et Ecclesiae» [Царство Христа и Церкви] при помощи меча не соответствовала внутреннему жизненному закону того Царствия Божия, которое обещано нам и в нас заложено. Внутренняя противоречивость стала особенно заметной на последнем этапе: в то время как Иерусалим оказывается окончательно потерянным (1244 г.) и язычники-монголы осаждают восточные границы империи, папа (Иннокентий IV) начинает проповедь «крестового похода» против императора (Фридриха II).

   Плодотворным в религиозном отношении и одновременно опасным было наводнение Запада реликвиями из Палестины и Константинополя. Культ реликвий стал теперь носить нездоровый характер и часто осуществлялся слишком неразборчиво. Его отдаленные послед­ствия пагубным образом скажутся при образовании субхристианских течений в церковной и народной религиозности конца средневековья (как пример: катары).

   г) Во главе крестовых походов стояло вненациональное папство (а иногда император как представитель универсальной христианской Римской империи); в этих походах принимали участие народы всего Запада, возглавляемые своими вождями; собственно ударным отря­дом всего похода было западное рыцарство; оно было универсальным и по самой своей природе и через рыцарские ордена, образовывавшиеся в результате крестовых походов. Но с завершением XIII в. единая сверхнациональная универсальная западноевропейская культурная общность начала распадаться, что также подорвало жизненную осно­ву крестовых походов.

   Распад Каролингской империи постепенно сделал вооруженную самооборону одиночек характерной приметой времени. Наиболее экономически сильными стали всадники-«рыцари». Они долгое время занимались самым неразборчивым стяжательством, в том числе грабежом и разбоем. Постепенно выработался простой и грубый идеал чисто воинской доблести. Христианское воспитание существенно облагородило эти представления (защита слабых, женщин). А религиозно-литургическое посвящение даже возвысило рыцаря до оп­ределенного типа церковного воина. Сформировалось общее для всего Запада христианское сословное сознание. Рыцарство было единой «организацией» знати для всего Запада; оно было универсальным. Однако тяга к универсализму и тем самым к служению всему челове­честву впервые по-настоящему реализовалась только в рыцарских орденах.

   4. После Первого крестового похода идея христианского миссионерства приобрела в рыцарской среде специфические черты. Христиан­ские государства, образовавшиеся в Палестине и вокруг нее, были чужеродными образованиями на этой земле. Сохранять их при неустойчивой внешней ситуации того времени и отсутствовавшей, к сожалению, колонизации можно было только ценой больших жертв. Защите этих новых государств и посвятили себя рыцарские ордена. Рыцари стали монахами — яркая иллюстрация средневекового слия­ния воинского и «священнического» начал, меча и креста.

   а) Орден тамплиеров был основан в 1119 г. восемью французскими рыцарями (Гуго де Пейн, 1136 г.). Тамплиеры принесли обеты бедности, целомудрия, послушания и защиты паломников. Они жили общиной в Иерусалиме в «Храме Соломона» (часть королевского дворца); отсюда и их название. Их устав в своей основе принадлежит Бернарду Клервоскому, который пропагандировал их в своих литературных произведениях, а основной принцип внутренней организации, т. е. деление на (знатных) рыцарей, капелланов и служащих братьев — Иннокентию II (1139 г.).

   Через литературу, с конца XII в. воспевавшую героические подвиги рыцарства, образ сражающегося христианского воина живо запечатлелся в сознании западноевропейских народов.

   б) В Иерусалиме еще до тамплиеров существовало больничное общество, или Госпиталь, св. Иоанна для паломников. Благодаря хорошей организации он стал образцом для всего Запада и возглавил заботу о больных. Его устав свидетель­ствует об активной и одухотворенной любви к ближнему во имя Христа. Больные и бедняки были «господами» для служащих братьев. В этот монастырь позднее вступили рыцари, и около 1137 г. из больничного общества он превратился в рыцарский Орден иоаннитов. После падения Акки в 1291 г. иоанниты пересели­лись на Родос, форпост христианства; оттуда — на Мальту: мальтийцы.

   в) Орден немецких господ образовался из госпиталя, который во время Тре­тьего крестового похода основали поблизости от Акки немецкие бюргеры (из Бре­мена и Любека) (1190 г.).

   Во время Третьего крестового похода Фридриха II магистр немецкого ордена Герман фон Зальца дружески сблизился с отлученным от Церкви императором и предпринимал попытки посредничества между ним и папой. Когда мазовецкий герцог, бывший христианином, попросил у империи помощи против язычников-пруссов, император поручил это ордену, а папа пожаловал этот крестовый поход теми же привилегиями, что и походы в Святую землю. В этом крестовом походе, длившемся полстолетия, удались доселе безуспешные попытки покорить пруссов и обратить их в христианство; возникло Прусское государство ордена. Неповторимые произведения искусства, созданные на его территории (например, Мариен-вердер, Мариенбург) художниками из других земель, даже и теперь позволяют ощутить универсальную широту тех идей, из которых возникла эта церковно-рыцарская институция и исходя из которых она осуществляла там свою миссию. Цвета орденского одеяния рыцарей — белый плащ с черным крестом; они стали геральдическими цветами нового государства.

   г) Благодаря деятельности ордена меча, трудившегося над евангелизацией Балтийских стран, эти земли с течением столетий тоже постепенно стали христи­анскими. Тем не менее они, в первую очередь литовцы, противились религии, которую их враги проповедовали мечом. И только когда литовский великий князь Ягайло женился на польской наследнице Ядвиге, христианство смогло утвер­диться окончательно.

   На этом прямая задача ордена была решена. Из миссионеров получились иноземные господа и угнетатели — тем более, что правила ордена запрещали прини­мать в него местную знать, которая постепенно возникала. Из этого с неизбежно­стью выросла вражда между орденом и христианизированным Великим княже­ством Литовско-Польским, ставшая для ордена роковой (его поражение при Таненберге в 1410 г.).

   Вытеснение рыцарских орденов с Востока в конечном итоге было следствием турецкого наступления. Но и сами ордена содействовали этому своим внутренним ослаблением и, не в последнюю очередь, растущим в XIII в. взаимным соперничеством.

   5. Последствия крестовых походов необозримы. Они не ограничиваются, как мы уже отмечали, достаточно скудными и незначительными политическими за­воеваниями. Речь идет о косвенных, опосредованных результатах и их отдален­ных влияниях. Их раскрывает во всей полноте необычайно быстрый подъем во всех областях жизни Запада, начавшийся с XII в. Этот необычайно повышенный по сравнению с ранним средневековьем темп развития является историческим признаком первой величины. Разумеется, вовсе не все и не в равной степени эти явления восходят к крестовым походам. Часто упоминавшееся пробуждение Европы в первых веках второго тысячелетия, которое будет обсуждаться и в дальнейшем, имеет много корней. Эту оговорку нельзя упускать из виду при дальнейшем чтении.

   а) Несмотря на многие недостатки (взаимные раздоры, зависть, авантюризм, корыстолюбие) религиозная жизнь также получила сильные импульс. Образ странствующего по Палестине бедного и, что особенно важно, страдающего Спасителя обретает краски; вся история спасения становится более близкой жизни Запада; благочестие св. Бернарда с его мистической обращенностью к окровавленному Спасителю и к Пресвятой Деве Марии обнаруживает глубокое влияние это­го; отклик, который встретило его благочестие в Западной Европе, во многом обусловлен новыми переживаниями народов. Христианско-религиозное общее чувство было пробуждено и воспитано теми же силами, что и миссионерская идея.

   б) Еще более сильное оживление наблюдается в общей культурной жизни; торговля переживает беспримерный расцвет, в результате чего в Италии, Фран­ции и на Рейне с небывалой силой развивается городская культура во главе с мобильной и быстрорастущей городской буржуазией, что имело поистине огром­ные и многообразные последствия для истории Церкви. Наряду с материальными, возросли также интеллектуальные и религиозные потребности. Под влияни­ем сильного философского импульса с Востока, пришедшего в Европу через Испа­нию и Южную Италию, совершалось великое пробуждение. Большая, даже основная проблема Нового времени начинает развиваться уже здесь: настоятельное требование духовной, религиозной и церковной независимости, в особенности со стороны мирян. Таким образом, и здесь назревает кризис, неизбежный в условиях духовного пробуждения. Именно это обстоятельство необычайно важно для истории Церкви и поэтому достойно самого внимательного осмысления. Тот факт, что процесс созревания отразился на обществе и поставил новые задачи перед духовным попечительством, принадлежит к той же проблематике.

   в) Неблагоприятные для Церкви факторы этого (отчасти даже сверхбыстрого) культурного роста не заставили себя ждать. (1) Богатство естественным образом пробудило желание низших (нередко угнетаемых) сословий иметь в нем свою долю; так возникает новая социальная проблема. (2) Культура, с которой европейцы познакомились на Востоке, превосходила их собственную. Однако она вов­се не была христианской! Впервые христианский Запад столь полно переживал осознание того факта, что за пределами христианского, церковного, папского мира также имелись живые силы и ценности (например, расцвет науки и отчасти аскетизма в исламе: богослов и аскет ал-Газали, 1058-1111). Несмотря на положительные импульсы, которые оттуда исходили, это было небезопасно. Догматическое равнодушие, наблюдаемое, скажем, у Фридриха II или в политике и в церковной политике Венеции, значительный прецедент веротерпимости в Сицилии, умножающаяся критика Церкви и бурно растущее семя лжеучений имеют здесь важную предпосылку.
 

 

Источник: Алый посох

 

Причины и следствия крестовых походов.

 

 

Смотрите фильм в тему.

 

Смотреть онлайн сериал: Крестовые походы — The Crusades (1995).

 

 

http://zserials.tv/dokumentalnye/the-crusades-1995.php

 


Каждый из крестовых походов (1096-1270 гг., всего их было восемь) вдохновлялся особыми своими причинами, имел свой состав и ни один из них не был похож на другой.

Концепция крестового похода основывается на идее паломничества. Предполагалось, что в поход идут паломники, ведомые самим Господом, "народ без короля".

Но лишь первый крестовый поход придерживался этой концепции, следующие походы для освобождения Святой земли возглавляли короли — Ричард Львиное Сердце, Филипп-II Август, Фридрих Барбаросса, Людовик IX Святой, Что бы ни говорили ученые-историки, борьба с язычниками на Ближнем Востоке, которую вели организаторы крестовых походов, преследовала как политические, так и экономическое цели. Среди обнищавших рыцарей не было ни одного, кто бы не желал завладеть несметными сокровищами Востока, поместьями и замками, сотнями рабов (среди богатых, впрочем, тоже).

Последним побуждением к началу крестного движения стало обращение Византийского императора Алексия I к Папе Урбану II в 1094 году с просьбой о помощи против турков-сельджуков. И когда Папа Урбан на Клерменском соборе в 1095 году призвал христиан на борьбу за Святую Землю, он не сомневался во всенародной поддержке, ибо авторитет церкви был тогда неоспорим, В1Х-ХШ столетиях власть Папы была всемогущей. Ей подчинялись даже короли и императоры. Неугодные считались еретиками, им угрожали пожизненное заключение или смерть. Таким образом церковная власть препятствовала развитию науки и прогресса. Любая прогрессивная идея считалась ересью и уничтожалась в зародыше. Только крестоносцы в какой-то степени являлись проводниками античной культуры в Европе и способствовали интеллектуальному возрождению.

Главной целью крестовых походов ХI-ХIII столетий было возвращение христианству Святого города — Иерусалима. Однако значение этих походов для Европы следует оценивать соответствующим образом. Походы на Восток весьма расширяли мировоззрение их участников, что не только оказывало влияние на развитие европейской науки и искусства, но и способствовало росту экономики западных стран, Многие воины возвращались из походов с богатой добычей, возводили замки и основывали рыцарские общества, которые могли назвать благородными.

Другие рыцари, более склонные к самопожертвованию, оставались в замках на завоеванных территориях. Именно они основали духовный орден Ионитов, переименованный позднее в Мальтийский. Многие воины, состоявшие в этом ордене, оказывали всяческие содействия паломникам, идущим в Иерусалим, ухаживали за больными и раненными, недаром символом этого ордена стал красный мальтийский крест.

Самым влиятельным и многочисленным был орден Тамплиера "Братства христианских рыцарей храма Иерусалима". Основателями этого ордена стали восемь христианских рыцарей, объединившихся для защиты пилигримов. Позднее участники этого ордена совершали крупные финансовые сделки в европейских странах. Историки утверждают, что именно из-за этих сделок Папа Клементий V осудил в 1307 году всех членов ордена Тамплиера как еретиков. Три тысячи человек были казнены, а их колоссальным состоянием завладел французский король Филипп IV. Документы касающиеся этого процесса, Ватикан скрывает по сей день.

Современному человеку трудно представить, какое огромное влияние в средневековом государстве имели церковь и религия. Из-за страха оказаться в аду после смерти, люди беспрекословно подчинялись воле священников. Поэтому неудивительно, что единственной проповеди Урбана II было достаточно, чтобы и господа, и простолюдины в состоянии религиозного зкстаза ощутили яростную ненависть к народам-язычникам. Этому событию предшествовало прибытие во Францию из Иерусалима группы христиан с вестью о надругательстве турков над Святой могилой и об угрозах повесить каждого христианина, прибывшего в Иерусалим. Кроме того, с просьбой наказать язычников к Папе обратился император Византии, после чего на Клермонском соборе и было объявлено о начале крестового похода.

Рыцарское ополчение — защитники веры — из богатых и бедных, безземельных и владельцев роскошных замков из Франции, Италии, Испании, Англии и Германии отправилось в Иерусалим. Вообще-то Папа сгущал краски, призывая к крестовому походу. Дело в том, что сторонники ислама, захватившие Малую Азию, не допускали христиан и евреев даже во властные структуры, если те не вели себя уважительно. Но хитрый Папа стремился сгладить противоречия с византийской церковью и расширить свою сферу влияния. Кроме того, он надеялся на богатую военную добычу и был уверен, что упрочит свое положение, собрав воедино разрозненные силы европейских стран, ведущие бесконечные междоусобные войны. Объединяющая всех под знаком креста, военная идея обещала сказочное обогащение церкви. И в первую очередь за счет высоких налогов, которые обязаны были платить все крестоносцы. Взамен этого им всем было обещано Царство Небесное и богатая военная добыча на землях язычников.

Рыцари шли в Святую землю в тяжелых доспехах, у всех имелись запасные лошади, припасы, много оружия. Там они встретились с противником, не придерживающимся правил благородного боя, избегающим лобовых атак. Арабский способ ведения боя — неожиданные атаки лучников и конницы — заставили крестоносцев менять вооружение и тактику сражений.

Национальные исторические романы XIX столетия — немецкие, английские, французские и т.д. — преобразили крестоносцев в идеальных народных героев. При этом национальность литературного героя и время действия существенной роли не играли. Важной лишь была универсальная христианская догма.

Каждый помнит сцены из многочисленных фильмов о Робин Гуде, в которых рыцарь-король Ричард Львиное Сердце (1157-1199), облаченный в кольчугу, сражается под алым с золотыми шнурами стягом, перекрещенным белым крестом и, появляясь перед братом Иоанном I Безземельным в полной боевой амуниции с копьем и мечом, заставляет лже-короля дрожать от страха за свою жизнь. Как известно, король Ричард Львиное Сердце — один из предводителей рыцарей в III-м крестовом походе — заключил перемирие с султаном Салах-ад-Дином (Саладином) в 1192 году и, возвращаясь в Англию через немецкие земли, был схвачен по приказу немецкого императора и заточен в неприступный замок. Он пробыл в заключении целый год, пока родственники не выкупили его за огромную сумму.

Немецким национальным героем III-го крестового похода был 68-летний император Фридрих Барбаросса I, утонувший в реке Салеп (ныне р. Генсу, Турция). Легенда гласит, что после этого на берегу реки появилась надпись: "Я еще возвращусь". Имя императора Фридриха Барбароссы стало символическим среди немецкого населения. И, пожалуй, не случайно уже в XX веке неистовый фюрер Адольф Гитлер назвал операцию вторжения на территорию Советского Союза "Планом Барбаросса".

Среди вождей-крестоносцев почитался в Западной Европе и Готфрид IV Бульонский, герцог Нижней Лотарингии. Он первым во главе немецких рыцарей ворвался в Иерусалим в 1099 году. Именно его и избрали правителем Иерусалима, и он тогда же получил почетнейший титул "Защитник гроба Господня".

 

Источник: "DWI",
фото: gorod.tomsk.ru,
по материалам: x-files.org.ua

С сайта: http://mysite.e-stile.ru/articlecomment1/3/1274/

 

 

Почему неизбежны религиозные войны? Вера и агрессия.

 

С сайта: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-50757/

 

 

Ответ на этот вопрос я попробую дать с психологической точки зрения. Причем религиозную войну я буду толковать очень широко – это не только военные действия между государствами, но и личные отношения между людьми, а также отношение человека к самому себе.

Мой опыт и священника, и психолога показывает, что в личных отношениях, и особенно в отношении человека к самому себе, может содержаться невероятное количество ненависти. По моим наблюдениям, у религиозных людей – я имею в виду православных – уровень агрессии значительно выше, чем у обычных людей.

Вполне уверенно можно говорить о том, что религиозность способствует развитию агрессии человека. Эта мысль далеко не новая. Известный русский и советский психиатр П.Б. Ганнушкин еще в 1901 году в статье «Сладострастие, жестокость и религия» писал о связанности этих чувств и религиозности. Итак, попробуем выяснить, как связаны между собой агрессия и религиозное чувство, как одно подпитывает и поддерживает другое.

Для человека естественно испытывать гнев, ярость, когда эти чувства являются реакцией на агрессию и унижения. Многие религиозные учения осуждают и запрещают проявление этих чувств, тем самым ставя человека в двусмысленное положение: сталкиваясь с агрессией, несправедливостью и унижением, человек должен, согласно религиозным предписаниям, не испытывать естественных в этом случае чувств, но, с другой стороны, эти чувства есть и с ними надо что-то делать. Поэтому остается только одно – использовать психологические защиты от «недозволенного» чувства.

Наиболее распространенные защиты – вытеснение и подавление. Неприятное переживание вытесняется из сознания, человек как бы говорит сам себе: «Это не моё». Но вытесненное из сознания, это переживание продолжает жить в психике, постоянно напоминая о себе в виде навязчивых мыслей и навязчивого поведения. Здесь я вынужден огорчить верующих, сказав, что их психика подчиняется тем же законам, что и психика обычных, неверующих людей. В этом случае верующий человек, как и неверующий, будет пытаться освободиться от неприятных содержаний своей психики в виде проекций. Например, проецируя свою подавленную агрессию на иноверцев, неверующих или просто соседей: «Это они плохие». Наверное, многие отмечали замкнутое и агрессивное поведение религиозных людей. Хорошей иллюстрацией являются комментарии верующих к моим статьям.

Даже проявленное агрессивное поведение не освобождает человека от внутренней агрессии, скорее наоборот – её усиливает, так как человек начинает еще больше укорять себя и наказывать за это.

В религиозной культуре – я имею в виду православие – нет механизма выражения агрессии. На исповеди единственное, на что можно рассчитывать исповеднику, – так это только прощение его плохого поведения, а как жить, чтобы не испытывать «запрещенных» чувств – об этом ни слова. Во-первых, это в принципе невозможно для нормального человека, а во-вторых, этим можно манипулировать, заставляя человека постоянно каяться и молиться, молиться и каяться. Поэтому главным в религиозной жизни становится постоянное ощущение собственной вины и поиск наказания, временно облегчающего это чувство вины. Справедливости ради надо отметить, что такая жизнь многим верующим нравится.

Существует еще одна возможность выражения подавленных негативных чувств – это литературное творчество. В православии это жития святых. Возьмём наиболее авторитетные и почитаемые «Жития» Димитрия Ростовского (1651-1709). Автор творчески переработал известные в его время «Жития», свел их в четыре тома, дополнив их своей фантазией. Вот только две цитаты.

Св. мученик Василий Анкирский (память 1 янв.): « …был повешен на дереве и тело его немилосердно строгали железными орудиями… После того мучители стали вытягивать тело страстотерпца с такой силой, что его кости вышли из своих суставов; при этом с воина Христова срезали кожу в виде ремней и кололи тело его раскаленными железными спицами».

Св. мученица Татиана (память 12 янв.): «Тогда он приказал обнажить святую и бритвами резать ее. Девственное тело ее было бело, как снег и когда стали резать его, то из ран вместо крови, истекало молоко, причем распространилось великое благоухание, как бы от сосуда с ароматами. Затем ее крестообразно распростерли на земле и долгое время били жезлами. … повели святую Татиану в претор, подвесили ее там и терзали железными крючьями и даже вырвали ей сосцы. … святую Татиану снова повесили и снова начали строгать ее тело … тогда святую ввергли в огонь».

Не надо быть психоаналитиком, чтобы догадаться, что автор в создании этих жутких сцен выражал свою сокровенную, глубоко вытесненную агрессию. Особого внимания в «Житиях» Димитрия Ростовского заслуживают его фантазии по поводу женщин. Как правило, им всем рвут клещами сосцы и отрезают белые груди. Когда читаешь такой текст, возникает мысль о том, что если святитель писал правой рукой, то его левая рука при этом не была праздной. По-настоящему с рукой мастера можно познакомиться, читая оригинальный текст, из которого хорошо видно, что из-за религиозных ограничений автор свою сексуальную потребность удовлетворял в такой извращенной форме. Как тут не вспомнить профессора П.Б. Ганнушкина.

Подведем итоги. Итак, религиозность подавляет естественные человеческие чувства, прежде всего, гнев, агрессию и сексуальное влечение. Не имея выражения, эти чувства накапливаются в психике человека, делая его агрессивным. Агрессивность выражается или в форме внешней агрессии, или в форме аутоагрессии – в различных формах самоистязания или просто собственных жизненных ограничений.

Религиозная культура, чаще всего в неявной форме, несет в себе опыт подавленной агрессии, тем самым привлекая расположенных к этому людей. Погружаясь в религиозность, человек все больше отчуждается от самого себя, становится агрессивным по отношению к самому себе или по отношению к не таким, как он. Иначе говоря, ведет религиозную войну или с самим собой, или с другими людьми.
 


 

    В начало                                                                                                                                                                          Вернуться на страницу

 

 

  

 

 Дата создания сайта 11.07.2009 года.

 Последнее обновление страницы 09.10.2016 года.